Другая жизнь
На деревню девушке

Фотографии Алёны Кочетковой
другая жизнь
На деревню девушке

Фотографии Алёны Кочетковой
Фотографии и текст:
Алёна Кочеткова


Снято: лето 2015.
Опубликовано: 12.01.2016

Места съемок:
г. Перемышль, Калужская область
г. Жиздра, Калужская область
д. Думиничи, Калужская область,
г. Новая Ладога, Ленинградская область
Артем Чернов, FRONT.PHOTO:

В конце ушедшего года я поучаствовал в портфолио-ревю, проводившемся Русс Пресс Фото в честь собственного 5-летия. Я увидел несколько интересных работ молодых фотографов, и рад представить их на этой площадке.

Не всегда это полностью законченные проекты - работая над ними, авторы ищут свой путь, учатся формулировать свои мысли внятно и интересно для аудитории. Оказывается, что для создания полноценного проекта мало уметь делать хорошие, яркие кадры. Ещё нужно уметь задать и держать свою тему, ставить точные вопросы, отбирать факты и детали, формулировать выводы. Документальная фотография в чем-то гораздо ближе к методичной научной работе, чем к чистому самовыражению свободного художника.

И всё же, в основе, необходимым, пусть и не достаточным условием долгосрочного успеха проекта остается хорошая, живая фотография. Кадры Алёны Кочетковой из деревенской жизни, мне кажется, отвечают этому базовому требованию. А её опыт прикосновения к "другой реальности", в которой физически чувствуешь, как само время идет иначе - этот опыт, возможно, полезен каждому уроженцу мегаполиса. А то мы уже забыли, как ветер шуршит в траве и самолет гудит высоко в небе над тихим лугом. В мегаполисе этого не слышно.
Алёна Кочеткова:

В XIX веке русский дворянин уезжал служить на Кавказ. Советский студент мечтал о судьбе геолога на севере. Чтобы выяснить, в каком направлении бежать от себя в двадцать первом веке, я побывала в нескольких городах, посёлках и деревнях Калужской и Ленинградской областей.

Я выросла в городе, мои бабушки и дедушки давно живут в многоквартирных домах. Однако мне всегда была интересна жизнь в деревне. Я скучаю по ней, хотя никогда ею не жила. Есть только образ, созданный рассказами родных и книгами.
Калужская область, август 2015 г.
В чём-то мой интерес сродни тому, который возникает у людей моего поколения к экзотическим странам. В обоих случаях это путешествие за пределы привычного мира.
В городе события происходят одно за другим. В деревне, чтобы что-то случилось, нужно долго ждать.
Чтобы понять, чем живут люди вокруг, стоит быть с ними в самые прозаические моменты и принимать их такими, какие есть...
Перемышль, Калужская область, октябрь, 2015 г.
Жительница посёлка Перемышль выглядывает из окна своего дома.
Не стоит, мне кажется, относиться к ветхим деревянным избам с брезгливостью человека, привыкшего к евроремонту. Часто эти дома служили кровом для нескольких поколений, а что касается внешнего вида, то и пожилой человек выглядит не как подросток, и в этом нет ничего постыдного.
Дому этой женщины уже более ста лет.
Когда-то в нем бурлила жизнь, теперь хозяйка живет одна и ей уже трудно следить за всем. По некоторым, давно нежилым, комнатам свободно разгуливают куры.
Перемышль, Калужская область, октябрь, 2015 г.
Однако в обстановке дома есть свой порядок, который лишь на первый взгляд кажется хаосом. Хозяйка очень тепло относится к своим козам (их у нее 23!), и большая часть посуды на ее кухне занята для приготовления пищи её питомцам.
Перемышль, Калужская область, октябрь, 2015 г.
Когда подходит время дойки, козы сами заходят в дом и даже забираются на стол, требуя внимания хозяйки. Всё, что касается обработки молока, хозяйка делает очень аккуратно, не давая попасть в драгоценный продукт мельчайшей соринке. Большую часть молока и творога женщина относит в церковь для нуждающихся.
Перемышль, Калужская область, октябрь, 2015 г.


В течение 30 лет эта женщина была директором местной школы. В последние годы она стала глубоко верующим человеком.
Перемышль, Калужская область, октябрь, 2015 г.
Старожилы рассказывают, что когда-то здесь бурлила жизнь, кипела работа. Сейчас от того времени остались лишь воспоминания. Заходишь в один дом, другой - люди разные, а живут очень похоже.
Здесь никто никуда не спешит.
Баба Нюра с котом на крыльце своего дома в деревне Авдеевка (название изменено по просьбе бабы Нюры). Баба Нюра – единственный постоянный житель этой небольшой деревни. Она живет одна с семью кошками и собакой. Уезжать она не хочет, хотя дети постоянно зовут ее переехать в город. На все уговоры она лишь отмахивается: «Ну куда я поеду? Всю жизнь прожила здесь - здесь и останусь!».
Калужская область, октябрь, 2015 г.
Баба Нюра часто вспоминает былые времена в своей родной деревне, как люди работали в колхозе, как все вместе выходили на сенокос. Теперь от той жизни остались лишь воспоминания.
Калужская область, октябрь, 2015 г.
От этой женщины я услышала историю ее жизни – о том, как во время войны за хорошую учебу ее взяли работать бухгалтером, хотя она еще не закончила школу, о том, что ее отец погиб на войне, а ей пришлось много работать и она так и не получила полного образования. Ей очень хотелось поделиться своими воспоминаниями и, как только она заканчивала свой рассказ, тут же начинала его заново.
Калужская область, октябрь, 2015 г.
Многим из старожилов есть что вспомнить и рассказать, но, к сожалению, их не всегда готовы выслушать.
Новая Ладога, август, 2015 г.
У этой жительницы другой почти заброшенной деревни под Жиздрой не осталось родственников. «Эх, вот если бы у меня кто-то был, мы бы вместе привели дом в порядок» - вздыхала во время беседы она.
Калужская область, октябрь, 2015 г.
Многие в старости остаются одни. Но продолжают в меру сил поддерживать свой дом и работать на своей земле.

Мужчина расчищает землю перед домом. Часть её покрыта асфальтом, который он собирается снять и посадить огород.

Ленинградская обл., август, 2015 г.
С этим мужчиной я встретилась возле колодца, он набирал воду.
Мы с ним практически не разговаривали, у нас установился некий бессловесный контакт. Через некоторое время вышла его жена и, видимо, недовольная тем, что её супруг долго не несёт воду, начала на нас ругаться. Сначала она пыталась прогнать меня, но когда поняла, что это бесполезно, переключилась на мужа.
Он ничего ей не ответил и продолжил набирать воду.
Жиздра, октябрь, 2015 г.
Такую картину можно встретить почти в каждой деревне - участок настолько зарос бурьяном, что определить, где стоял дом практически невозможно. О том, что здесь кто-то жил и хозяйствовал напоминает лишь старый амбар и покосившийся забор. И такие «памятники» встречаются часто.
Думиничи, Калужская область, октябрь, 2015 г.
Моё знакомство с этой семьей началось с разговора с маленькой Викой. Она собирала смородину возле дома, поздоровалась со мной, у нас завязался разговор. Потом пригласила меня в дом и представила свой маме: «Мама, это моя подружка!»
Меня очень удивила реакция на камеру (а точнее ее отсутствие) – никто даже не спросил, зачем я снимаю.
Все было очень спокойно - викина мама совершенно естественно продолжила готовить обед, и после так же естественно усадила меня за стол вместе с остальными.
Октябрь 2015, Жиздра, Калужская область.
Такое гостеприимство я встречала не раз – люди в глубинке более открыты и пригласить в дом человека, с которым только что познакомились, для многих вполне естественно.

Этот мужчина несколько лет назад уехал из Петербурга в Новую Ладогу. Ему нравится этот небольшой город и размеренный темп жизни. Здесь он много времени посвящает любимому делу – плетению из лозы.
Мужчина у окна на чердаке в своем доме в Новой Ладоге (август, 2015 г.)
В деревне человек ближе к природе - перешагнул две ступеньки и ты уже на улице.
Основное средство передвижения чаще всего - велосипед. Он есть почти у каждого. Мне его тоже одолжили, чтобы я смогла доехать до ночлега. Но ездить на нем я толком не умею, и моим провожатым приходилось часто останавливаться и терпеливо ждать меня.
Жиздра, Калужская область, июнь 2015 г.
С наступлением сумерек становится совершенно тихо и безлюдно. Только свет в окошках напоминает о том, что здесь живут люди. Темнота обступает со всех сторон. Однажды я встретила стаю гусей, задержавшихся на улице дольше своих хозяев.
Жиздра, Калужская область, октябрь 2015 г.
Отношения между жителями в деревне гораздо ближе, чем между жильцами многоквартирного дома в городе.

На мой восхищенный возглас: «Как же хорошо в вашей деревне!» мне здесь ответили: «Да, у нас хорошо. Но некоторые могут и обидеться, если вы назовете наш город деревней…» Действительно, статус города Жиздра получила еще в 1777 году, и по числу жителей (больше 5000) она в пять раз превосходит самый маленький город России. Но по укладу жизни – это, в хорошем смысле, настоящая деревня. И в этом слове для меня нет ничего обидного.

Мне показалось, что здесь легче почувствовать гармонию с собой. Вернуться сюда стоит хотя бы ради этого ощущения.
Пожилая женщина по пути на чай к своей подруге (Жиздра, октябрь, 2015 г.)
FRONT.PHOTO будет следить за развитием проекта Алены Кочетковой о деревенской жизни.
Об авторе фотографий:

Алена Кочеткова живет и работает в г. Калуге. Начала заниматься фотографией в фотостудии «Улыбка» и в настоящее время работает в ней преподавателем. Член Союза фотохудожников России.

Стипендиат Правительства РФ для поддержки молодых деятелей культуры и искусства в 2014 году. Лауреат региональных, всероссийских и международных фотоконкурсов.

Участница всероссийских и международных выставок:
«Молодые фотографы России» в 2011 и 2013 гг.,
«Волжское биеннале фотографии» в 2012 и 2014 гг., г. Нижний Новгород,
«Молодой человек в 21 веке» в 2012 г., г. Каунас, Литва,
Балтийская биеннале фотографии «Фотомания» в 2011 и 2015 гг., г. Калининград,
«Пермское биеннале фотографии» в 2011 г., г. Пермь,
«Третья биеннале современной фотографии» в 2015 г., г. Санкт-Петербург,
Фотографии приняты в фонд Государственного Русского музея.

Ссылка на страницу в СФ.
FB-аккаунт.


Алена Кочеткова
Фотограф, преподаватель фотостудии.
comments powered by HyperComments
Другие публикации на Front.Photo:
НОВОСТИ FRONT.PHOTO
Раз в неделю мы отправляем вам ссылки на все новые публикации проекта
© 2015 All Rights Reserves
Фотографии и текст: Алёна Кочеткова | PHOTOPOLYGON.COM

Перепечатка и перепубликация материалов front.photo в печатных изданиях или на страницах интернет-сайтов разрешается только с письменного разрешения редакции front.photo.
Made on
Tilda